EdCrunch-2018: форсайтщики вместе с чиновниками рассказали как они будут добивать русскую школу

reposted by medlenic

EdCrunch-2018: форсайтщики вместе с чиновниками рассказали как они будут добивать русскую школу

Ликвидации одного из аспектов нашей самобытности – традиционной русской школы, еще недавно дававшей лучшее в мире образование, была посвящена завершившаяся 2 октября в Москве в Центре международной торговли (аналог WTC в Нью-Йорке) глобальная конференция по современным образовательным технологиям EdCrunch-2018.

Информационные и горячие военные конфликты, Скрипали, Бутина, Сирия, Донбасс, необходимость постоянного расширения санкций против «зарвавшейся России» и прочая внешнеполитическая повестка – все это идет мимо либерал-глобалистов и их прихвостней, которые как ни в чем не бывало демонтируют национальные суверенитеты, разрушают самобытные культуры, социальную сферу стран и народов в рамках выстраивания кастового общества.

Ликвидации одного из аспектов нашей самобытности – традиционной русской школы, еще недавно дававшей лучшее в мире образование, была посвящена завершившаяся 2 октября в Москве в Центре международной торговли (аналог WTC в Нью-Йорке) глобальная конференция по современным образовательным технологиям EdCrunch-2018.

Read more...Collapse )

Пани авторка, или О нечаянном эксперименте с русскими суффиксами

reposted by medlenic
«На вкус как стружка»

«Авторка пишет о проблеме», «лекторка расскажет о механизмах восприятия», «У комментаторки всё смешалось в одну кучу…» Если вы завсегдатай соцсетей или, например, The Village, вряд ли подобное вас миновало. И именно авторка в глазах широкой публики олицетворяет так называемые «феминитивы». Для одних — дурацкое нововведение и порча языка, для других — тоже нововведение, но, наоборот, долгожданное, и знамя борьбы за равноправие женщин. Для одних — пресловутое и зловредное, для других — оттесняемое умышленно, чтобы сделать женщин в текстах «невидимыми».

Для одних — то, что надо специально внедрять, ломая сопротивление. Для других — то, от чего надо защищаться. И еще есть третьи, которые, конечно, за равноправие, но недоумевают — почему же от этих равноправных слов так корежит? Как эмоционально пишет в соцсети Илона Б.: «Авторка — да, вот я авторка, хых. На вкус как стружка. И на ощупь как кора. (…) Авторка, авторка, авторка, привыкай, привыкай, ты же всё понимаешь».

Между тем подавляющее большинство обозначений женщин — писательница, учительница, начальница, участница, специалистка, скрипачка, гимнастка, приемщица, кассирша, заместительница, трактористка, активистка — никого не раздражают. Эти слова можно изгнать из официальной речи, как во многом и произошло, но в обычной они незаметны, что говорит о естественности формы для языка.

Конечно, они никакое не нововведение, а неотъемлемая часть русского и других славянских языков. И обозначают совсем не только род деятельности, но и национальность, место жительства — итальянка, москвичка, разные другие характеристики человека — миллионерша, конкурентка, собственница, самок животных — львица, зайчиха… Главное, что они образуются от обозначений мужчин или параллельно с ними: певун — певунья, красавец — красавица, мусульманин — мусульманка… Это чисто словообразовательное явление, как и уменьшительные формы: мороз — морозец, как названия орудий: прясть — прялка, выбивать — выбивалка…

Итак, эти слова, среди которых и древние, как жница, и новые, как программистка, сами по себе сопротивления у носителей русского языка не вызывают. Не отторгались в свое время писательница, учительница, начальница, студентка, спортсменка. Проскользнули как по маслу марсианка Аэлита и даже тау-китянки в песне Высоцкого.

Почему же тогда авторка или, скажем, директорка «на вкус как стружка»? Если дело не в ненависти к женскому, не в непривычности, не в «страхе перед женщинами-конкурентками»?

Правила неписаные, но властные

Ответ на «загадку авторки» не там, где его ищут. Не в обществе, не за рамками языка, а внутри него.

Кстати, о языке. Пытаются объяснить отторжение уменьшительностью суффикса -к(а). Мол, в «авторке» слышится пренебрежение, как в «актриске». Нет! У -ка ряд значений. Та же скрипач-ка, аспирант- ка, москвич- ка вовсе не пренебрежительны. В чем же дело?

…Если спросить, как назвать одним словом женщину-бутлегера или женщину-пастора, наверняка большинство ответит «бутлегерша», «пасторша», даже если раньше не встречали таких образований. Подходящий суффикс выберут спонтанно, так же как от новых слов мы не задумываясь образуем уменьшительные с разными суффиксами: айфон- чик, вконтакт- ик, силович- ок.

Слово авторка никогда до сих пор не возникало в системе русского языка потому, что и не могло возникнуть само; потому, что оно противоречит сложившимся шаблонам создания слов, неписаным законам, которые не проходят в школе, о которых могут не знать даже лингвисты. Но на подсознательном уровне они знакомы всем (ну, почти всем) носителям языка.

Авторка/лекторка/модераторка по происхождению — полонизмы. По-польски и на некоторых других славянских языках они звучат вполне нормально. По-русски, если хочется передать информацию о женском поле деятеля, то есть деятельницы, то вот в таких словах можно только -ша. Как в советском романе Веры Пановой: «Зимой ходили на работу — архитекторша в потертой меховой шубке и шапке, крановщица в ватнике и платке…» (1953). Как в дореволюционной «Петербургской газете»: «С аэродрома, на высоте 15–25 метров, авиаторша взяла направление над Гатчиной» (1911). Как только что в ВКонтакте: «Посмотрел на фэйсбуке фотки одной известной руферши, где она сидит на карнизе здания 117 метров. И захотелось тоже что-нибудь такое» (2018).

—  А в каких «таких» словах?

— Таких: от архитектор, авиатор, организатор, комментатор, парикмахер, бухгалтер, блогер, руфер, дизайнер… А еще аптекарь, библиотекарь…

— То есть на -ор, -ер, -арь. Стоп. А как же пионер-ка, революционер-ка? Революционер — революционерка, автор — авторка. Логично.

— В словах блогер, автор последний слог безударный. Тогда только -ша. Парикмахер- ша, бухгалтер- ша, библиотекар- ша… Так уж повелось в русском языке. А под ударением может быть по-разному. Пенсионер- ка, но костюмер- ша, лифтер -ша. Секретарша, но санитар- ка.

Неписаные правила сочетаемости, многие из которых даже не выявлены, пронизывают язык на всех уровнях — не только суффиксы сложным образом сочетаются с разными основами, но и слова. Почему тарелка на столе стоит, а книга лежит? Почему «смелая мысль», но не «храбрая мысль»?

Без правил сочетаемости язык невозможен. Они складываются постепенно. Они меняются, но по чьей-то воле — очень тяжело: взять хоть конфликты с «в/на Украине». Они часто выглядят нелогично, но иногда обнаруживают неожиданную ценность. Например, многозначность суффикса -ка может привести к анекдотическим омонимам: финка — женщина и нож. А вот суффикс -ша от такого защищает: партнершу не спутаешь с новым разговорным партнер- ка — «партнерская программа». Словам же типа пианист- ка, экстремист- ка такая защита не нужна: благодаря суффиксу деятеля -ист и так ясно, что речь о человеке.

Мощная власть словообразовательного шаблона — именно она заставляет ощущать в авторке и лекторке «что-то не то».

Поэтому еще в конце XIX века закономерно возникли и употреблялись — поначалу как вполне нейтральные — авторша и лекторша. Например, А. Ф. Кони характеризует невестку Л. Н. Толстого, Татьяну Андреевну Берс, как «авторшу нескольких прекрасных рассказов из народного быта». А в газетной хронике писали: «Аудитория была полна, лекторша имела успех».

Откуда же взялся и шаблон, и сам суффикс -ша? И почему сейчас от них шарахаются те, кто борется за «видимость» женщин в языке?

Директорша из XVIII века


Ответ на первый вопрос исторически сложился еще с XVIII века, когда началось массовое заимствование европейских названий видов деятельности — директор, архитектор, автор, дирижер, майор, офицер, капельмейстер и пр., а следом появились и первые обозначения на -ша. «Директорша этой труппы» упоминается в «Журнале путешествия В. Н. Зиновьева по Германии, Италии, Франции и Англии в 1784–1788 гг.». В предварительном словнике для Словаря Академии Российской, собиравшемся в те же годы, имеется архитекторша.

Чуть раньше в «Новом лексиконе на француском, немецком, латинском, и на российском языках, переводу ассессора Сергея Волчкова» впервые фигурирует аптекарша (как «аптекарева жена»). Раньше такого не замечено: в XVI веке от подобных, но более древних заимствований мастер и доктор образовались мастерица (женщина-мастер) и докторица (жена доктора); второе не устояло перед новой моделью и было вытеснено докторшей.

Спустя два с лишним века суффикс -ша еще работает. Возьмем 8 относительно новых занятий: дизайнер, блоггер/блогер, диггер, руфер, продюсер, дистрибьютер, менеджер, хакер. Теперь посмотрим, попали ли в Национальный корпус русского языка (электронную базу текстов) соответствующие обозначения женщин.

Оказалось, попали, и исключительно на -ша: дизайнерша (2002), блогерша (2012), диггерша (2000), руферша (1999), продюсерша (1997), дистрибьютерша (2003), менеджерша (2003), хакерша (1999). А вот на -ка: дизайнерка, руферка и пр. — в нацкорпусе не зафиксированы.

Конечно, в поисковиках блогерка вылезает. Но если присмотреться к контекстам, окажется, что они или относятся к другим славянским языкам, где такие слова органичны, или же связаны с идеологией, например, сайт Российского феминистского объединения «ОНА». А вот контексты слова блогерша нейтральны — обычные новости. «Известная уральская блогерша Мария Вискунова разместила пост в Instagram, в котором размышляет о городах и людях, которых встречала, путешествуя по миру».

Почему их сторонятся?

Во-первых, в сетевых дискуссиях постоянно транслируется миф о -ша как о специализированном «суффиксе жены». И правда, в XVIII-XIX веках майорша, профессорша — жёны майора и профессора. Но одновременно, как видим, уже в том же XVIII веке называют директоршей руководительницу труппы. А малершей — художницу: «Следующие персоны от академии жалованье получают:

Библиотекарь 800 рублев
Малерша 300
Аптекарь 200».

Более того, ровно та же история со всеми «суффиксами женскости». В одной ситуации они обозначают жен, как солдатка в старой русской деревне, в других — деятельниц, как та же солдатка в современном русскоязычном Израиле. Докторша, как и допетровское докторица, значило «жена доктора», но лишь первые женщины стали получать медицинское образование, слово начинает обозначать женщину-врача. «Новая докторша — 27 лет, занималась сначала в Женеве, где получила диплом „бакалавра физических и естественных наук“, а затем обратилась к изучению медицины в Цюрихе и Берлине» («Русский листок», 1907). Нет в русском языке специализированных «суффиксов жен», а сейчас и само это значение устарело.

Второе возражение серьезнее. Сегодня слова на -ша почти всегда разговорные, в отличие от нейтральных обозначений мужчин, и иногда с налетом пренебрежительности. Именно для авторши пренебрежительность очевидна. Но как раз оттенки значения слова довольно легко меняются, возникают и забываются. С нашим сегодняшним объектом такое вроде бы тоже происходит. Во вполне профеминистской дискуссии о семейном насилии в «Фейсбуке» только что встретилось: «Не надо писать авторше „я бы ни секунды такого отношения не потерпела“». «Все-таки я заступлюсь за комментаторшу».

* * *

…Конечно, в самих звуках того или иного слова или его кусочка, будь то -ша, -ка и так далее, не заложены ни отношение, ни «вкус стружки». И нет ничего невозможного как в том, что авторша утратит пренебрежительность, так и в том, что авторка перестанет коробить… А то и оба слова забудутся, если автор окончательно перестанет в нашем восприятии обозначать мужчину, утратит значение пола. Но с точки зрения лингвистики происходящее — большой интересный эксперимент. Он демонстрирует, как почти физически важны для носителей языка его внутренние законы, впитанные в детстве, о существовании которых они даже не подозревают.

Ирина Фуфаева,
науч. сотр. Института лингвистики РГГУ
Доска-доска

Дневник Анны Франк: исторический документ или голливудский фэнтези?

Александ Никишин
https://cont.ws/@whois/1055653
Приведу здесь только финальную часть текста.
Именно этот «Дневник Анны Франк» сейчас усиленно пропагандируется и внедряется в учебные пособия и на уроки «Холокоста и толерантности» в российские школы. Этой работой по всей России занимается под руководством академика А.Г. Асмолова Федеральный институт развития образования (ФИРО) через сеть региональных ИРО (бывших институтов усовершенствования учителей). Учебными пособиями в рамках финансируемой из-за рубежа программы «Память о Холокосте – путь к толерантности» обеспечивает фонд Аллы Гербер «Холокост». Практически в каждом региональном ИРО на государственной должности старшего методиста работает официальный региональный представитель фонда «Холокост» и за государственные деньги практически в каждое мероприятие в рамках государственных программ внедряет тему Холокоста и толерантности так, что она превалирует над основной темой.

В ноябре 2017 года я с большим трудом попал на круглый стол «Террористические и экстремистские угрозы современности: сущность и проблемы противодействия», организованный Саратовским областным ИРО. Первоначально меня с удовольствием записали в участники круглого стола и одобрили доклад на тему терроризма. Однако узнав мои взгляды и методы исследования позвонили, вежливо отказали и предложили участие в будущих конференциях и круглых столах. Только после намека, что я все равно приду, только с представителями прессы, мне сквозь зубы одобрили участие и выступление с докладом. Все происходящее на круглом столе я записал на ауди-носитель и описал в статье «Как в отдельно взятом министерстве борются с терроризмом с помощью толерантности» http://zavtra.ru/blogs/kak_v_o... .

Как оказалось, на круглом столе было крайне мало сказано про терроризм и очень много про Холокост и толерантность. Выступления про Холокост задвинули заявленную тему на задворки, что странно, так как мероприятие проводилось в рамках государственных программ и на государственные средства. Все заранее подготовленные докладчики, включая многочисленных детей, выступили без ссылки на регламент, однако докладчикам, не вписывающимся в рамки Холокоста просто не дали слово.

Специалисту по сектам и деструктивным культам, кандидату философии, преподавателю философии Саратовского государственного университета и Саратовской духовной семинарии о. Александру Кузьмину, выступающему последним, просто заткнули рот, сославшись на регламент. Мне же, не смотря многократные уверения в перерыве модератора стола, официального представителя фонда «Холокост» и одновременно старшего методиста И.Л. Каменчук, слово для доклада не дали вообще, предложив включить мой доклад в итоговую брошюру. Однако в дальнейшем на мой прямой вопрос по электронной почте, будет ли доклад действительно включен в печатное издание, я получил такой обтекаемый ответ, что понял, не стоит тратить свое время и силы для адаптации доклада для печати.

На этом круглом столе прозвучало очень много эмоциональных выступлений школьников о «Дневнике Анны Франк», и только одна школьница вскользь упомянула о дневнике еще одной девочки – Тани Савичевой, погибшей от голода вместе со всей своей семьей в блокадном Ленинграде. История Тани прозвучала в контексте колоссальной трагедии Анны Франк и оставила Таню глубоко в тени Анны. Такими методами умные и подготовленные учителя Холокоста в наших школа подменяют понятия и факты нашей истории в неокрепших и открытых миру умах наших детей. Делается это за государственные деньги по учебным программам иностранных государств и общественных организаций, полностью искажая и заменяя собой учебные программы министерства образования России.

При полном попустительстве Прокуратуры, уличенные в нецелевом использовании государственных средств чиновники, уходят из кресел ректоров областных ИРО в кресла заместителей секретарей региональных отделений партии «Единая Россия», видимо с задачей открыть музеи Холокоста в этих отделениях и во фракции ЕР Государственной Думы. Я не имею ничего против трагедии Анны Франк. Но когда ее история, по мнению очень многих авторитетных в мире людей являющаяся фальшивой, заменяет в умах наших детей реальные факты истории и героизма, то у меня, как адекватного человека и гражданина своей страны возникает огромное чувство протеста. А когда люди, подобные ректору СОИРО уходят на руководящие должности в правящую партию «Единая Россия» с прицелом, как свои предшественницы, на кресло депутата и заместителя председателя Государственной Думы РФ, невольно задумываешься, а кто реально правит в России, ее народ, или грантополучатели иностранных государств.
Доска-доска

Еще одна сучность Грефа

Есть у меня карта сбера в системе "Мир". Сбер ее мне всучил при истечении срока предыдущей пенсионной карты.
Хочу с нее перевести на свою карту в той же системе, но в другом банке. И знаете, что мне отвечает сукагреф?
"Для перевода на карты другого банка, карта получателя должна быть VISA, MASTERCARD или MAESTRO"
НУ НЕ БЛЯДСТВО ЛИ???!!!ш
Звоню на их справочный.
Это можно сделать только по полным реквизитам счета в банкомате сбера, либо в отделении банка.
Теперь мне из Феодосии надо будет ехать специально через мост на таманскую сторону чтобы получить деньги или перевести их на другую карту. Туда-обратно 250км и около 5часов в автобусе и несколько сотен рублей на билет. И это только потому, что "система новая и еще не отлажена как следует"(мальчик в справочной так сболтнул :)).
Я бы послал ГрефоСбер на хуй, но туда приходит раз в месяц какая-то пенсиОнная компенсация в 1тыру. Оно не так уж нужно, но давать подонку эти деньги не хочу.
Посмотрим, можно ли будет в Крыму расплачиваться этой картой.

Мифы о чайном грибе

reposted by medlenic

Недавно все вокруг почему-то резко вспомнили о чайном грибе — советском «монстре», которого бабушки и мамы выращивали в банках на кухне, и объявили о его возвращении в Россию. Оказалось, что чайный гриб — теперь никакой не гриб, а самая настоящая комбуча. Более того: c уютных кухонь он переехал на полки магазинов с натуральными и полезными продуктами.

Я и раньше слышал об этом — не доверял совершенно. А теперь этот гриб что, признала наука?

Сейчас все узнаем…

Читать запись полностью »Collapse )

Это копия статьи, находящейся по адресу http://masterokblog.ru/?p=9556.
Доска-доска

Отправка вещей в Феодосию. Этап II

Первая часть тут https://medlenic.livejournal.com/375150.html
Очередная загадка. Заказывал перевозку в фирме "Кит", чей склад в Феодосии прямо напротив моего дома. Рассчитывал, что там сами доставим в квартиру (экономия, панемаишь ли). Приехал ко мне в Реутов экспедитор с бумагой от фирмы ООО "Кашалот". СМС о приеме груза и отправке его шла от фирмы gtdel.com.
Пришел груз на склад совсем другой фирмы по другому адресу.
Правда, доставили точно в срок, довезли к подъезду, аккуратно поднял грузчик на этаж в квартиру. Упаковка была аккуратная, помялась только одна коробка с мягкой рухлядью (ожидаемо).
Все прошло нормально.
Доска-доска

Отправка вещей в Феодосию этап1

Упаковал 16 коробок.
Заказал перевозку в компании "Кит". Грузчиков у них нет (странно, почему?)
Водитель отзвонился, еде, в течение часа будет.
Заказал грузчиков в фирме "Грузовичкофф". Обещано через 20 минут через 15 - звонок. Можем прислать грузчиков еще через полчаса (уже 45 мин). Прошло время. Звоню. Автомат сообщает:машина на расст 17.9 км будет через 50 минут. Соединяюсь с водителем. "Я вообще выполняю другой заказ и еду в другом направлении без грузчиков". Звоню в фирму.долгое переговаривание клерков. Можем послать к вам другую машину через некоторое время. Посылаю их на ... зову дворников, все выносят и грузят в машину моей фирмы. После этого следует несколько звонков от Грузовичкофф, где меня называют разными именами (в заказе мое имя указано) и снова и снова впаривают машину, удивляясь, что мне нужны только грузчики. Эпопея продолжалась более полутора часов.
Итак,В ФИРМЕ БАРДАК, ЕСЛИ НУЖНЫ ГРУЗЧИКИ, ТО ФИРМА ВАС ОБМАНЕТ.
НЕ СВЯЗЫВАЙТЕСЬ!