Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

умный очень

Новый выпуск

Бесогон! Я его полностью поддерживаю!

Доска-доска

Ну, раз пошла такая пьянка!..

Продолжу с голосами, которых так не хватает в нашей российской жизни. Куда делись басы?
Моя с юности любимая и сопровождающая меня всю жизнь песня, которую я внутренне пою, когда мне нехорошо по жизни.
Её исполнять нужно басом, правда?
Вот и исполнили четверо ребят (три из них - клоны первого). Да еще как!
Послушайте и вы:
company

Пара- докс

Живу я один, поэтому - на самообслуживании. Сегодня - день глажки.
А во время глажки я люблю слушать радио Himal Radio из города Катманду. Нет, не надо думать, я туда еще не переселился пока что.
Но там постоянно играет такая их заунывно-нежная и ритмическая музыка... И женские голоса такие нежные, что душу ублажают и радуют. Вот сами послушайте. если хотите
Радио
Вот.
А поют они на своем индуистско-звучащем языке, которого я, естественно, не знаю вовсе.
И вдруг... Пел мужичок себе и пел и внезапно я стал понимать, что он там выпевает. Аж вздрогнул.
А это он зачем-то перешел на английский, черт бы его побрал. Напугал аж. И нафига это было делать?
умный очень

Первый раз в Эрмитаже (Часть 4-я, последняя)

Четвертый этаж, западно-европейская живопись, зальчики маленькие, тесные, потолки низкие, свет плохой. За что так Гейнсборо? Но одну его картину я видел в иллюстрациях каких-то и должен обязательно рассмотреть ее.
Нахожу.
Висит как-то на проходе, отойти чтоб взглянуть в общем – плохо, все время кто-то проходит, не дает сосредоточиться. А вплотную еще и блики от ламп мешают. Наконец, экскурсия ушла, болтовня стихла.
Сторожиха на меня косится.
А мне плевать, я общаюсь.
С нею, с дамой в голубом или герцогиней де Бофор.




Вот хоть убейте меня, не пойму, чем она так в меня впилась? Глаза с поволокой, чуть приоткрытый маленький рот, нежная изящная шея, повернутая как у лесной лани, пальчики правой руки. Груди практически нет.
Нет, это все присутствует. Но что в ней так меня манит – никогда не мог понять.


Замечу, что фотографии этого портрета обычно совершенно не похожи на сам портрет. И он ускользает.
И эта фотография – не похожа.
А уж нелепая и ужасная прическа вызывает у меня жалостливое сочувствие к этой моднице.
И каждый раз в Эрмитаже я к ней хожу на свидание.
Но теперь она висит уже совсем в другом зале, на свободной стене, с хорошим светом.





Жаль, но больше мне в Эрмитаже не побывать.
умный очень

Первый раз в Эрмитаже (Часть 3-я)

Дальше цепь парадных залов, которая меня оставляет безразличным. Разве что Галерея 1812 года – надо будет потом посмотреть внимательнее.
Быстро движусь против часовой стрелки по кругу дворца. Вид на Дворцовую, уже освещенную солнцем. Малахитовая столовая, та самая. Как много зряшно потраченного малахита…
И вот, наконец, залы с картинами. Тут торможение. Описывать не буду, прохожу их не так чтобы очень внимательно, только у Рембрандта застреваю. Поворот за поворотом, вот и зал с Мадоннами, иду в обратную сторону вдоль невского фасада. Угол. Этажом выше по какой-то леснице. Залы становятся менее помпезными. Коллекция глиптики. рассматриваю камеи, Гонзага – потрясает. Дальше, дальше. Я тут в жизни еще побываю.
И тут – стоп! Вольтер от Фальконе со своей улыбочкой. Какие-то еще статуи. А что это там в банке? Накрыта стеклянным колоколом небольшая статуэтка. Поближе. Еще поближе...

Вот что вызвало у меня такое внимание? Неопределенные черты лица? Нет. Изящные и чуть детские пухлые руки и ноги? Поза? Нет, нет. До сих пор сам не понимаю.
Но, бывая в Эрмитаже, иду именно к ней первым делом. Случалось так, что зал с нею бывал закрыт (в советские времена частенько не хватало сиделиц-сторожих в залах, на входе висели объявления, а залы, бывало, и закрывали). Так вот, в такой день бывало чувство, что меня выгнали со свидания с девушкой
Так, постояв и поговорив с девочкой Флорой, я твердо и однозначно запомнил ее зал. Вот Рембрандта, Леонардо – буду искать, шарить по планам, а к ней – с закрытыми глазами дойду. И дохожу каждый раз. И рассказываю ей что-то и выслушиваю ее жалобу, что под колпаком душно. Однажды ее куда-то забрали и на ее месте лежала карточка… Как тяжелая непродолжительная болезнь прямо.


Таак!
А вот прямо сейчас я полез на страшно запутанный и убогий сайт Эрмитажа и… НЕТ у них в коллекции этой статуэтки! Ну вот нету и всё! И проход по залам искусства Франции XVIII века тоже ничего не дал. Вот куда она могла деваться? Продали какому-нибудь коллекционеру?
Разворовывают Эрмитаж эти Пиотровские? Ведь без цу от самого главного не могла коллекция измениться!
умный очень

Первый раз в Эрмитаже (Часть 2-я)

Моя цель – дойти до Эрмитажа и посвятить ему весь день.
Я знаю все, карта города в кармане, расписание работы Эрмитажа знаю, впереди еще не один час. Можно не спеша пройти по Невскому.
Я иду и впиваюсь в эти дома, в эти названия, в вывески, которые как поэма для меня. И понимаю, как богаты ленинградцы, они ж могут тут быть когда захотят, для них эти места и имена – свои.
Вот Комендантская башня с часами и флагштоком.
Вот бассейн… Простите, это же храм! Но и бассейн.
А вот еще один храм, мрачноватый, полузабытый «Domus mea – domus orations» над входом. Католический.
А вот и странная голова с шариком на вершине – Дом Книги. Сейчас закрыт, но сюда надо зайти.
Канал Грибоедова с мрачным нагромождением Храма-на-крови, явной отсылки к прекрасному московскому Василию Блаженному, но отвратительной.
И вот, напротив Дома Книги – шедевральный Казанский собор. Я потом его весь должен обойти, обнюхать и осознать. Пока – вперед.
Ул. Желябова (Большая Конюшенная - почти как мои родные места, там Староконюшенный переулок). Вижу рекламу ДЛТ – детский магазин. Надо будет посмотреть какую-нибудь себе модельку потом. И тут же «Театр Миниатюр» Аркадия Райкина. Замерзаю.
Слева – обалденный барочный дворец розового цвета. И как положено, тут же – кафетерий, «Пирожковая», длинная, узкая. Погрелся, подкрепился. Можно идти дальше.
Мойка! Вот ты какая, маленькая и невзрачная. А на ней где-то недалеко дом с последней квартирой Пушкина. Надо бы съездить на место его дуэли, когда у меня будет машина.
И вдруг… улица Герцена (сейчас она зовется по старинному – Большая Морская, совсем как в Севастополе). И взгляд направо приводит к совсем не ожидаемому: оказывается та самая арка Главного штаба, которую я привык видеть в кино о 1917 годе, оказывается не прямо смотрит на Зимний, а вообще не просматривается насквозь с Невского-то. Она зачем-то под углом стоит. Иду по ней, заодно вспоминая Грина с его «Крысоловом». Где-то тут должен быть тот банк. Вот он, серый, мрачный. И телеграф, который Ленин требовал захватить в 17-м. Как же тут все пронизано эпохами...
И вот арка поворачивается надо мной: какие классные кессоны на ней.
Дворцовая в это морозистое и мглистое утро вовсе пуста, изредка по ней проезжают машины (тогда движение было ограниченным, но оно было). Огромная высота Столпа. Совершенно не могу понять, как его смогли выточить из одного куска гранита?
И вдали панорамой Зимний. Барокко во всей красе. Ритмы, колоннады, фронтоны. Ой, а это не барокко же! Тут какая-то путаница стилей. А я фанат барокко и чую его нарушения влет. Где-то за Зимним встает солнце, мгла розовеет потихоньку, а я ищу – где вход в Эрмитаж.
Набережная, Госссподи, какие панорамы знакомые и восхитительные! И Крепость, и Стрелка, и Биржа и Кунсткамера. О, сколько мне открытий чудных готовит старый Петербург! Не хватит той недели, которуя я себе отвел на обзоры.
В морозец очередь в Эрмитаж микроскопическая, но еще не пускают, до открытия примерно полчаса. Стоять в толпе не скучно, интересно прислушиваться к разговорам. К открытию очередь вымахала до угла и завернула туда, а я – в самой ее голове.
Рывок на вход. А кассы где? Дальше, дальше, раздеться, туалет, а вот и касса без всякой очереди. Хватаю билет (студенческий же – со скидкой -20 копеек!) и вперед и вверх в зал…
Что такое?
Пустая площадь с какими-то неинтересными скульптурами и тапки-тапки-тапки-тапки. Все обуваются в войлок! киоски с сувенирами – мимо, потом-потом. И вот Посольская лестница, над ней крыльцо.
Двери – куда идти? Налево идет основная масса – туда и я.
умный очень

Первый раз в Эрмитаже (Часть 1-я)

Шел февраль 1968-го. 4 курс. Я сдал тяжелую сессию. На радостях позволил себе прогулять несколько учебных дней.
Выпросил у отца, чтобы он связался с питерским своим корреспондентом «Советской России» Сениным Виктором Тихоновичем и он мне забронировал место в гостинице (тогда в Питере это было огромной проблемой), пообещал меня встретить на вокзале и дать на несколько дней машину редакционную с шофером. Я был впервые в таком сервисе.
Доехал я на самом дешевом поезде, да еще и со скидкой для студентов. Поезд «Юность», сидячий, отправлялся в районе 13 часов и прибывал в Ленинград около 21 часа. Билет стоил около 7 рублей. Сенин стоял под спамятником Ленину и держал газету с названием "Советская Россия" в мою сторону.

Гостиница «Киевская» в те годы была третьесортной. Номер двухместный, под окнами автовокзал, всю ночь фырчат автобусы. Сосед – «толкач » (такая была специализация у некоторых людей). Но меня житие в номере не интересовало.
Так что я часов в 6 утра уж был на улице. Мгла ночная, мороз около 25 градусов, город спит еще. Неподалеку от гостиницы обнаружил стоячий кафетерий (пирожковую, которых тогда было пропасть в Ленинграде). Примостился у круглого мраморного столика со своим «кофе с молоком» и бубликами свежайшими с такой хрустящей корочкой, аж сегодня она у меня во рту тает. По соседству – старушка-ранняя пташка с тем же набором продуктов. Заговорил с нею – блокадница, одинокая, вот завтракает. Пообщались очень душевно, я таких бабусь уважал всегда. Она мне подсказала как добраться до Невского.
Автобус, тогда был №25, теперь его нет. Обводный канал, Лиговский проспект, Разъезжая улица, Пять углов, ул. Ломоносова, ост. Улица Зодчего Росси, Садовая улица и… Вот наконец и Невский проспект. А как для меня звучала вся эта цепочка названий, как я сквозь заиндевевшее окошко протаивал пятачки и пытался углядеть… Это не передать.
И вот я — на Невском! Народу еще мало.
Гостиный двор,
Невский пассаж,
Адмиралтейская игла!
О-о!
Я в Ле-нин-граде-ее!
Доска-доска

Слушая великую советскую музыку...

Ну хоть к к/ф "Укрощение огня" или "Время вперед".
Понимаешь, какую гордость за свою страну испытывали авторы, когда работали над ней и когда исполнители создавали записи. Попробуйте найти в мире что-то подобное. Не выйдет!
Вот вам национальная гордость великороссов © сами знаете кого.
Но вот, прошло уже три десятка лет. Есть ли хоть что-то, ну хоть на процентик, подобное той?
Или живопись. Ну, хоть Дейнекиных "Мальчишек" кто-нибудь сподобился?
Церкви всякие, псевдосредневековых воинов навалом.
Литература. "Живые и мертвые", ну не стану перечислять. Даже второго плана литература типа "Это мой дом" (трилогия). Проникнута этим.
"Бессмертный полк"

Это Что ж Выходит. Гордимся СССР?
А какое право приравнивать гордость за СССР к гордости за эту современную страну? По какому праву она присваивает себе заслуги вовсе не еë? И мы,современники, в т.ч. и просравшие, как я, свою Великую Родину, имеем ли мы право на такой трюк?
Не имеем! Не заслужили!
А чтобы заслужить надо не гордиться, а творить что-то хоть по уровню подобное. Не танки и ракеты, это просто техника, а поступки, творения души и творчества Художников могут двигать чувства.
ГДЕ ВЫ, ХУДОЖИКИ, ТВОРЦЫ? НЕУЖТО ВЫМЕРЛИ?
Доска-доска

Быть или не быть - 400 лет спустя

Первую строку кладбищенского монолога Принца Датского никому не надо напоминать. Актер Александр Филиппенко представляет три версии русского перевода, трех авторов, трех темпераментов: Бориса Пастернака, Владимира Набокова, великого князя К.Р. в отражениях Гамлета. Проект Александра Филиппенко и Радио Свобода.



На мой взгляд А.Филиппенко чуток запутал нас, НО исполнил здОрово!